Yoga Journal: Йога с дельфинами целительный опыт без насилия

Дельфины, пожалуй, единственные млекопитающие на планете, обладающие не менее развитым мозгом, чем у человека. У дельфинов есть свой язык, своя этика и даже своего рода цивилизация. Благодаря способности дельфинов лечить людей ультразвуком, было создано новое направление в медицине — дельфинотерапия. Но насколько этично содержать этих мудрых, свободных и обладающих высоким уровнем развития существ в неволе ценой их жизни, пусть даже под предлогом действий на благо всего человечества? Ответ на этот вопрос искала заместитель главного редактора Yoga Journal Ольга Казак.

В детстве мне снилось, что я дельфин — плыву, разрезая ловким и гладким телом воду, выныриваю, поднимая в воздух фонтан брызг. Эти сны были наполнены свободой и счастьем. Откуда они взялись? Почему снились дельфины, которых я никогда не видела, а не собаки и кошки, с которыми ежедневно общалась? Из каких недр подсознания пришел этот образ?

Прошло много-много лет, у меня родилась дочь, и когда ей исполнилось семь лет, в прибрежных водах ее снов тоже начал плескаться дельфин.

Пришло время сделать наши общие сны о дельфинах «пророческими».

Я уже знала о медитации с дельфинами благодаря книге «Принцип дельфина» морских антропологов Александра и Николь Гратовски, слышала о методе долфин-йоги нашей соотечественницы Светланы Дороганич, вдохновлялась рассказами о плавании с белухами в Белом море двукратной чемпионки мира, фридайвера Наташи Авсеенко, и, конечно же, читала прекрасную книгу Жака Майоля «Человек-дельфин» о дружбе фридайвера-йога и дельфинихи по имени Клоун.

Я стала собирать информацию о дельфинариях и о местах, где можно поплавать с дельфинами в открытой воде в условиях дикой природы. Поскольку дочь тогда не слишком хорошо держалась на воде, я побоялась ехать с ней сразу на море и решила начать знакомство с этими прекрасными млекопитающими с дельфинария.

Мы купили билет в Крым и отправились в Казачью Бухту, в Севастопольский Государственный Океанариум, так как были наслышаны о хорошем отношении к дельфинам именно в этом месте.

Договориться с военным руководством Океанариума о сеансе плавания с дельфинами было непросто, ведь учреждение существует на базе научно-исследовательского центра Вооруженных Сил Украины. Вокруг Океанариума ходили легенды, что именно в Севастополе в советское время над дельфинами проводились военные научные опыты и что якобы дельфинов обучали минировать корабли, и они взрывали сами себя. И вот с этим, пусть и неподтвержденным знанием, а также понимая и осознавая, что мы идем к дельфинам, которые живут в неволе, мы спускаемся в воду. В этот момент в бассейне было три афалины — Ива, Гера и Мак. Мак работал с ребенком с церебральным параличом, Гера и Ива свободно плавали в бассейне. Дочь, которая была уже в воде, бесстрашно схватилась за плавник Геры и восторженно поплыла — потом она скажет, что ощутила небывалое чувство защищенности и комфорта — такое, «как если бы дельфиниха была моей мамой, но только как-то по-другому». Меня же внезапно охватило сильное чувство вины за весь болезненный опыт общения человека с дельфином. Чувство вины за первые опыты физиолога Джона Лилли на мозговых долях дельфинов, в результате которых они умирали, чувство вины за охотников, которые отлавливали их в океане, чувство вины за всех убитых человеком дельфинов. И вот я плыву, крепко схватившись за плавник Ивы, но все еще жду какого-то подвоха — почему бы ей не сбросить меня? Ведь я же человек. Один из тех, кто на нее охотился и мучал ее.

Но Ива почему-то меня не сбрасывала, а, наоборот, старалась плыть в ту сторону, куда мое неловкое тело перекашивалось. Голову переполнял поток мыслей, было трудно расслабиться, поэтому я отпустила плавник Ивы и занырнула. Когда я открыла глаза на глубине, под водой, первое, что увидела перед собой, — это три любопытные дельфиньи физиономии. Они тыкались своими бутылочными носами в мое лицо, и весь их облик выражал ожидание чего-то интересного, они как бы хотели сказать: «Привет! Ты кто? Давненько мы так не веселились, давай тусоваться вместе. Можешь тоже ткнуть в нас носом. Попробуй — это прикольно!» Это было так смешно, что меня стал душить под водой хохот и пришлось всплыть. А наверху дельфины потеряли ко мне интерес. Они вернулись к своим обязанностям — катать и лечить посетителей. Это может прозвучать странно, но именно тогда я вдруг поняла, что мною по жизни движет базовое чувство вины. И после плавания с дельфинами я попыталась понять, откуда возникло это чувство. Конечно, это глубоко личный опыт, у других людей он будет иным, но именно подводный опыт общения с дельфинами подтолкнул меня к более чуткому пониманию своей природы, сделал ближе к той самой йоге, суть которой не набор асан на коврике, а создание связи со Вселенной и всеми живыми существами через милосердие и сострадание.

ЧТО ТАКОЕ ДЕЛЬФИНОТЕРАПИЯ?

Дельфины — природные «излучатели» ультразвука. Ультразвук производит массаж на клеточном уровне, благодаря чему улучшается межклеточный обмен веществ и циркуляция жидкости в организме. Ультразвуковые сигналы дельфина способны действовать как анальгетик, снимая боль. Во время сеанса дельфинотера-пии,находясь на расстоянии менее полуметра от человека, дельфин испускает импульсы частотой 500 Герц, которые повторяются каждые 2,5 секунды, что оказывает целительный эффект.

Дельфин в белом халате?

Чтобы лучше понять что происходит с людьми во время осознанной сессии плавания с дельфином, я обратилась за консультацией к Светлане Дороганич, психологу, специалисту по дельфинотерапии и автору метода DOLPHIN WAVE.

Светлана ДороганичПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ. Когда мы ныряем, то входим в расширенное состояние сознания. Ты пошла в глубину и перестала чувствовать вину. Это мешало на земле тебе быть собой. Под водой ты оказалась здесь и сейчас. Дельфин под водой живет в настоящем, в апноэ (Остановка дыхания. — Прим. ред.). Он в контакте с тобой, и для него есть только ты. Я как-то работала с одной девочкой. Белушонок Степа з Московского дельфинария открыл ротик и тихонечко схватил ее за руку, он ее не кусал, но она начала кричать: «Он хочет меня заглотить!» Помните миф о том, как кит глотает человека и потом этот человек живет в его животе? Одна из причин страха, который возникает при виде открытого рта дельфина, — последствие травмы рождения. Каждый человек несет в себе эти переживания. Удивительно, но дельфины способны работать с самыми глубинными травмами, которые произошли в момент рождения.

КАК ДЕЛЬФИНЫ ЛЕЧАТ? Я называю состояние, в котором происходит контакт с дельфином dolphin wave, «дельфинья волна». Ультразвук — это своего рода диагностика. Человек на 85 % ориентирован на визуальный контакт с миром. А дельфин гораздо лучше ориентируется по звукам. Подобно тому, как врач на УЗИ видит проблему, дельфины ее слышат. Это похоже на оркестр, в котором вдруг появляется фальшивая нота. В Кундалини-йоге есть крия «естественная настройка» — дельфин выполняет что-то похожее. Он может сделать так, чтобы мелодия зазвучала гармонично и затронула самые основы нашей жизни. Человек — это система, и весь организм начинает выстраиваться под этот звук: и физическое тело, и инстинкты, и чувства, и эмоции.

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ПЕТИЦИЯ. Однажды я работала в воде четыре часа и вдруг в какой-то момент почувствовала (у меня такое бывает, когда я расслабляюсь, а где-то рядом дельфин, и это как медитация), что словно бы я получаю определенную информацию. Текст звучал примерно так: «А почему дельфины должны в дельфинарии лечить ваших детей? Почему дельфиньи дети должны рождаться в неволе и лечить вас? Дельфины вам все передали. За то время, что мы жили вместе в дельфинарии, вы научились сами лечить своих детей. Вам нужно просто выйти на ваш целительный потенциал». У меня пошла идентификация с дельфином. Словно бы я дельфин, и я чувствую ограниченное пространство бассейна, но осознаю, что это моя миссия. Я не могу сказать что это хорошо, но в то же время понимаю, что я здесь останусь. Вдали от океана, от своего дома, вот в этой луже я нахожусь добровольно. Как в посольстве своей страны. То, что эти существа попадают в плен к нам, — это какой-то колоссальный уровень милосердия с их стороны. Тем не менее они не агрессивны, не нападают на нас и не пытаются вырваться. Более того, дельфины имеют свободу выбора — его можно кормить рыбой, а он не будет делать то, что его просят. И вот просто на минутку представьте этот уровень милосердия! Ведь их же не разбирают — их всех подряд ловят. И ведь в основном самочек выбирают, потому что они более пригодны для дельфинотерапии, они более уживчивы, самцы все-таки борются. Все остальные погибают на глазах у этих самочек. Во время переезда у дельфинов различные инфекции начинаются. Их лечат, выкармливают, но какая-то часть погибает. Они же все помнят, и, несмотря на все эти зверства, любят нас. Очень похоже на христианский подвиг. А многие ли люди способны на это? Дельфины выводят нас на новый уровень любви — безусловной.

ЧТО ДЕЛЬФИНЫ ЛЕЧАТ?

Дельфинотерапия отлично работает в случаях расстройств центральной или периферической нервной системы. Научно подтверждено, что контакт с дельфином способствует улучшению состояния при аутизме, ДЦП, расстройствах памяти, речи или слуха. После сеансов дельфи-нотерапии гиперактивные дети становятся спокойнее, сконцентри-рованнее. Метод дельфинотерапии рекомендован взрослым с психосоматическими заболеваниями, с нарушенным обменом веществ, людям, находящимся в депрессии. При онкологии дельфинотерапия противопоказана.

Дельфинолог Николь Гратовски и антрополог Александр ГратовскиДельфинолог Николь Гратовски и антрополог Александр Гратовски — участники и вдохновители научно-исследовательских проектов по ненасильственному изучению дельфинов в их естественной среде обитания — океане. Проекты называются Dolphin Embassy и Universal Contact Team (UCT).

Несколько месяцев, проведенных международной исследовательской командой UCT в море со свободными дельфинами, привели к уникальному результату — контакт двух разумов возможен. И этот контакт переворачивает привычные представления не только о дельфинах, но и о возможностях и предназначении человека.

Человечный дельфин. Как видите, отношение к дельфинотерапии сегодня среди специалистов неоднозначное. За последние лет 20-30, когда человечество уже накопило определенный опыт общения с дельфинами, все больше экспертов склоняется к мнению, что использование дельфинов в дельфинариях — неэтично. И, например, из уст исследователей морских млекопитающих Александра и Николь Гратовски все чаще звучат слова о «правах дельфинов — как разумных существ — быть свободными и независимыми». Чемпионка мира по фридайвингу Наталья Авсеенко имеет богатый опыт общения с дельфинами в океане и считает дельфинотерапию жестким бизнесом, за счет которого содержат порабощенных дельфинов и делают деньги на уже потерявших надежду людях… «Сейчас много противоречивых мнений, — говорит Наталья, — но меня отрезвляет фигура защитника дельфинов Рика О'Бэрри. Он, собственно, и придумал дельфиний бизнес. Когда на его руках умерла одна из дельфиних Кэтти, с которой он работал, он понял, что она не просто умерла, а покончила с собой. Дельфины дышат и умирают осознанно. Они умирают тогда, когда решают, что перестают дышать.

Дельфин слышит фальшивый звук и начинает его гармонизировать. В Кундалини-йоге есть крия «естественная настройка» — дельфин выполняет что-то похожее. Он может сделать так, чтобы мелодия зазвучала гармонично и затронула самые основы нашей жизни.

Наталья АвсеенкоНАТАЛЬЯ АВСЕЕНКО, ДВУКРАТНАЯ ЧЕМПИОНКА МИРА ПО ФРИДАЙВИНГУ. В 2011 году с коллегами предприняла многоплановый эксперимент по плаванью с белухами в Белом море. Одна из целей эксперимента — проверить, как белухи будут реагировать на погруженного в холодную воду человека без термозащиты. Эксперимент проводился в районе Чупы (Нильма губа, Белое море) в воде -2°С.

БЕЛУХИ. Опыт общения с белухами в условиях Полярного круга показал, что эти животные стремятся помочь человеку, который становится крайне уязвим в условиях экстремального холода. Погружаясь, мы заметили, что сначала эти полярные дельфины были обескуражены происходящим, а затем спешили на помощь, подныривая под стопы и стремясь вынести человека на поверхность. Белухи сострадательны! Но это проявляется тогда, когда человек приходит в мир животных не завоевателем, а как ненавязчивый друг. Видимо, гармония рождается тогда, когда исчезают элементы насилия, навязывания, когда возникает экология мысли, намерения и поведения.

РАБСТВО ИЛИ СВОБОДА? Современные исследования показывают, что эти дельфины умны, социальны, сложны; что у них есть своя «культура поведения». Многие ученые считают, что эти млекопитающие обладают индивидуальным самосознанием, как и люди; что их отличает от человека лишь форма тела и среда обитания. Поэтому их предлагается приравнивать к человеку. Отсюда возникает вопрос о том, можно ли подвергать рабству или экспериментам высокоразвитое существо, которое создано для жизни в огромном океане? Наверное, это вопросы слишком высокого порядка для человека. Но человечество уже начинает их ставить перед собой. И каждый человек должен сам ответить на этот вопрос для себя сам.

ЭКОЛОГИЯ КОНТАКТА. Партнерское общение между человеком и животным должно происходить в естественных и равных условиях. В противном случае мы говорим о подчинении природы человеку. И с чего человек решил, что имеет право на это? Возможно, настали времена не подчинения, а содружества?

Отсюда вытекает вопрос о том, какой способ общения является наиболее экологичным? Я за то, чтобы люди, если они хотят общаться с дельфинами, стремились прийти в море… У меня был большой опыта общения со свободными дельфинами в их среде обитания. Были и случаи, когда я наблюдала животных в дельфинариях. Разница колоссальная! Совсем другая энергетика от животного, совсем другое включение. Мы к ним никогда не навязывались. Дельфины приходили сами. Они нас изучали: «Кто стоит перед нами, что за создания, которые транслируют альфа-волны? (Когда фридайверы находятся в фазе активного ныряния, то волны, излучаемые мозгом, переходят из бета-диапазона в альфа-диапазон. Этому способствует определенный тип дыхания, которым обладает грамотный фридайвер. Альфа-диапазон — это именно тот диапазон мозговых волн, который привычен для дельфинов. — Прим. ред.). Дельфины изучают человека, становясь вертикально перед ним и посылая свистящий звук. Для того чтобы пришла адекватная картинка без искажений, не должно быть ограниченного пространства и стенок вокруг, то есть все должно происходить в открытом море. Получив картинку, дельфин уже начинает «действовать по обстоятельствам». Наблюдая за тем, как реагируют на людей свободные дельфины, можно сказать, что к каждому у них свой подход. Но очевидно, что после этого общения у человека внутри что-то раскрывается, будто исчезает режим существования «спящий». Слетает какая-то шелуха.

У них работает то одно, то другое полушарие (одно спит, а другое работает). Это совершенно удивительная способность контроля над своим дыханием и собой. В этом смысле, они — йоги, так как способны контролировать дыхательный процесс и себя.

Вот поэтому я считаю, что если дельфин принимает решение жить после отлова (ведь они охотники, и их надо перевести на питание мертвой рыбой), он, сострадая слабости человека, который лишает дельфина свободы и семьи, служит «ближнему», которым и становится для него поработивший его человек. Удивительная человечность по отношению к человеку!»

Стать дельфинотерапевтом можно, только общаясь с дельфинами. Чаще всего в этой специальности заинтересованы люди с психологическим или медицинским образованием, которые понимают, что происходит в мозгу человека с аутизмом и как работать с разными формами ДЦП.

Уйти в море. Ахимса (ненасилие) было первым, о чем я начала думать после разговора с экспертами. Насколько сильно мы нарушаем это этическое правило ямы в отношении дельфинов? И как по-другому, если не через научные исследования, мы можем изучить их и наладить с ними контакт? Этично ли охотиться на дельфинов, содержать их в дельфинариях и проводить над ними опыты? Ведь, если верить ученым, дельфины — наши ближайшие братья по эволюционной цепочке и обладают поистине удивительными способностями. Американский физиолог Джон Лилли, первым начавший изучать физиологию мозга дельфинов, был потрясен их высоким интеллектом и назвал мир дельфинов параллельной цивилизацией.

Жак Майоль развивал теорию водной обезьяны, согласно которой у нас с дельфинами больше общего, чем с обезьянами, правда ему не хватило целой жизни и фактов, чтобы доказать состоятельность своих идей. Но как знать, вдруг мои сны о дельфинах были нашептаны очень древней генетической памятью, хранящейся где-то в архивах мозга, как напоминание о том времени, когда мы жили в одной среде и без слов понимали друг друга? Честно говоря, я очень надеюсь на то, что мир, в котором будет расти, жить, развиваться и трудиться моя дочь, будет иным — будет построен на принципе ненасилия, милосердия и любви. Дельфины дают нам эту надежду, так же, как и первые парламентеры в их мир — морские биологи, фридайверы и дельфи-нотерапевты. Дом дельфинов — океан. Нам проще ходить к ним в гости — мы умеем плавать, а они не умеют ходить. Чтобы общаться с ними, нам нужно освоить простые этические правила — такие же, как в йоге. И сохранять желание развиваться и действовать в унисон с Вселенной.

ЯЗЫК И ТЕЛО

У дельфинов огромный мозг, который сопоставим по своей структуре и размеру с человеческим. У дельфинов есть молочные железы, которые расположены, как и у человека, на груди. Есть и поведенческие сходства. Многие ученые говорят о том, что у дельфинов есть свой язык. Их речь сложна и многообразна. С детства дельфины получают свои имена и общаясь друг с другом, как бы подписываются: «Сказал дельфин такой-то». Учеными был проведен ряд экспериментов, показавших, что каждый дельфин откликается только на определенный свист-сигнал, означающий его имя.

Танцы с дельфинамиИз книги «Принцип дельфина» Александра и Николь Гратовски.

«…Два-три раза после спокойного плавания с дельфинами у нас возникало явственное ощущение мерного ритма внутри, как будто звучал мощный метроном. Именно звучал, хотя звук этот мы не слышали, а скорее ощущали. Гидрофоны не регистрировали никаких звуков. Каждый раз мы возвращались после такого общения с очень сильным ощущением: что-то важное происходило в этот момент с нами. Мы схватывали это, плавая с ними рядом — бок о бок, так, что можно было смотреть друг другу в глаза. Кто-то ошеломленно заметил однажды, что там, на дне этого дельфиньего глаза, всегда, даже во время самой веселой игры, безошибочно различим тибетский монах… Кажется аллегорией, но точнее не скажешь. Когда однажды в этом состоянии, уже узнаваемом нами, на борт из воды вернулась Николь, возникла мысль попробовать воспроизвести этот ритм, пока он еще четко звучит в ней. Мусташ быстро включил микрофон, и Ники, прислушиваясь к себе, уверенно пропела ноту и затем повторяла ее через равные промежутки времени. Получилось что-то между до и до-диез с частотой примерно раз в 6 секунд. Случайность? Частота 6 секунд рекомендована в дыхательных практиках во многих эзотерических системах. Нота между «до» и «до-диез» — аутентичное звучание древнейших австралийских диджеридо (Инструмент, при игре на котором используется техника непрерывного дыхания. — Прим. ред). Что это за ритм? Пульс чего? Что за таинственная мембрана внутри нас, откликающаяся на то, что не улавливают приборы, заставляющая нас слышать то, чего мы не слышим ушами?»

Американские ученые из Пенсильванского университета выяснили, что объём активного словаря дельфинов составляет около 14 тысяч сигналов. Такое же количество слов составляет средний словарный запас человека. В обычной жизни люди обходятся примерно тысячью слов.

Благодарим Александра и Николь Гратовски и проект dolphinembassy.org за фото, предоставленные для публикации.

Автор статьи: Ольга Казак

Источник: Yoga Journal (март/апрель 2014)

Архив журнала: http://yogajournal.ru/archive/

Permalink

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>